Это было очень давно...

Это было очень давно.

Так давно, что никто не знает, а было ли Это?…

Но все знают, что Это было.

Но уже никто и никогда не узнает, а как Это было.

 

Это было очень давно. Уже деревья много раз выросли, умерли и выросли вновь. Там, где стояли города – теперь зеленеют леса, а где текли реки – возвышаются сопки. Не осталось никого и ничего. Камни – единственные свидетели тех событий. Но они умеют хранить свои тайны.

Остались только легенды. Это одна из них…

 

Последний Бой Великой Битвы Великой Империи Чжурчженей.

 

Род Ваньянь из провинции Елань славился не только красивыми мужчинами и женщинами. Все они были умельцами и тружениками. Они были земледельцы и охотники, мореплаватели и ремесленники. Их поля всегда полны тяжелым колосом, а большие стада щедрым приплодом. Тайга обильно награждала пушниной, орехом и ягодой, а море рыбой и морским зверем. Их суда были самыми быстрыми и уверенными в шторма, а изделия из фарфора, камня и кости славились по всему Соболиному торговому пути от государства Каре до булгар. Высокие и просторные дома рода Ваньянь сразу узнавали в городах и крепостях, а о щедрости и гостеприимстве хозяев не переставали говорить люди. Мужчины одинаково смело обращались с порохом и варили чугун, знали грамоту, а на различных состязаниях им не было равных. Сотканные и вышитые женщинами ткани украшали шатры Великих Полководцев империи, а об их театральном искусстве знали даже на далеких островах Японии.

Но в первую очередь род Ваньянь был известен своими отважными воинами. О смелости мужчин в боях слагали песни. Их бронированные в доспехи из кожи мохэские кони не знали усталости, а в дальности и точности стрельбы из лука женщины не уступали мужчинам.

 

И был Остров…. Удивительный и загадочный он зеленел в синих волнах моря в бухте Поющего Золотого Песка. Самые старые люди говорили, что было время, когда этого Острова не было, а только туман и волны. Но в 1115 году, когда образовалось государство Алтун - Золотая Империя Чжурчженей – туман рассеялся и все с удивлением увидели искрящийся в лучах солнца зеленый Остров.

 

Остров покорил людей не только своей дикой и первозданной красотой, но и особой силой и таинством. Люди, побывавшие на нем, становились другими – добрыми, открытыми, честными, понимающими красоту мира. Здесь старики становились молодыми, а слабые наливались силой. Женщины, умывшись в хрустальном роднике Острова, сияли красотой, которая передавалась их детям. Отважные воины приходили поклониться Острову перед дальним походом, а вернувшиеся благодарили его за данное мужество и стойкость в боях.

 

Остров стал неразрывной частью империи. Ему поклонялись, советовались, просили помощи, приносили дары. Здесь любили и умирали, встречали и провожали. Вместе с людьми он искрился от радости в дни побед и становился хмурым и мрачным в часы невзгод.

 

Последними в семье Ваньянь родились 5 дочерей-близнецов - Тоу, Эрл, Сань, Сы  и У. И были они с детства одинаково прекрасны лицом и телом, умны и мастерицы. Но не судьба была им порадовать свой род и мир красотой и талантом, так как уже шла Великая Битва Империи Чжурчженей с Империей Монголов. И в огне битвы сгорали сильные и молодые мужчины-воины и некому было их заменить на полях сражений. Тетиву тугих луков натягивали женские руки, которым упругие стрелы были послушны не менее, чем игла. И 5 сестер снискали славу самых лучших лучников за всю историю рода Ваньянь.

 

Шел 24-й год нескончаемых боев чжурчженей с монголами. Никто во всей Азии не смел встать на пути армии Чингисхана, ибо число и мощь ее была сравнима только с величием и силой океана. Но чжурчжени не знали слово "рабство" и больше своей жизни ценили свободу. Только смерть могла позволить мужчине покинуть поле боя. И в этих битвах не было победителей и некому было хоронить павших. Солнце годами не проникало на землю из-за дыма горящих городов и даже звери и птицы покинули этот край от запаха крови.

 

Киу из рода Ваньянь не помнил свою мать. Он уехал с отцом и братьями навстречу армии монголов, когда ему было всего 3 года. Он вырос в боях и только со слов старших знал, что было время, когда люди не убивали друг друга. Закаленный в огне походов и постоянных сражений он чувствовал боль только тогда, когда погибали его братья. Когда Киу исполнилось 21 год, из всего рода Ваньянь остались только двое мужчин – отец и он.

 

В узкой скалистой долине Вангоу была построена крепость-городище, которая закрывала для монгольской конницы путь к морю. Неприступные скалы с трех сторон и два мощных отвесных вала с башнями и катапультами защищали внутренний город. Здесь день и ночь делали доспехи и оружие, которое еще не успев остыть сразу уходило в бой. Монголы не могли обойти это городище из-за высоких хребтов окружающих сопок, но уже второй год не могли его взять ни осадой, ни огнем. В крепости давно кончился порох, продукты, а воинов осталось меньше чем пальцев на 10 руках.

 

В ночь решающего сражения отец Киу собрал воинов и отдал последний приказ. Самому Киу было велено пройти сквозь кольцо монголов, донести весть о гибели армии и передать последний поклон жене и 5 дочерям. И спасти их или принять вместе с ними последний бой на Острове. Там был его последний редут.

 

И прошел Киу этот последний путь. Темнота тайги укрыла его от зоркого врага, а земля прижала к себе и дала силы, бурная река Судзухэ напоила чистой водой, дикий зверь не тронул отважного юношу. И вышел он на пенный берег моря, встретил мать свою и сестер, передал им последний поклон отца и братьев. И только сполохи огня в узких глазах на его почерневшем от пороховой гари лице блеснули от радости встречи и боли потери.

 

Последняя лодка перевезла на Остров запасенные стрелы для луков и была разбита о камни, чтобы не достаться врагу. Рукотворная полоса каменистой дамбы к Острову была разрушена Киу, чтобы монголы не смогли по ней пройти. Высокий защитный вал, окаймляющий Остров, укрыл от посторонних глаз своих защитников, которые были готовы принять Последний Бой.

 

Было ясное утро. Солнце привычно скользнуло по гладким стволам тисов и лиан. Только птицы молчали, а ветер уже донес нарастающий гул заслонявших горизонт армии монголов. И было их столько, что в бухте Поющего Золотого Песка не было видно даже травы. Как черное воронье заслонили они зеленые сопки. Самые первые из монголов направили своих лошадей в волны моря, но тут же упали в них, пронзенные острыми стрелами сестер Ваньянь.

 

Разозленные преградой к долгожданной победе, монголы с гиканьем ринулись к манящему яркой зеленью Острову. Но оттуда непрерывно летели стрелы и все они достигали своей цели. В бессильной ярости, как черные волны, ряды монголов накатывалась и накатывались на синее море и угасали в нем под дождем стрел. Но погибших было столько, что они заполняли море, а следующие за ними всадники ступали прямо по ним и рвались вперед, и так же падали, и своими телами сокращали расстояние. И этот черный вал медленно, но неумолимо приближался к Острову. Ответные тучи монгольских стрел заслоняли солнце, но тисы принимали их на свои тела.

 

Мать, 5 сестер-близнецов и Киу непрерывно натягивали тетиву своих луков, отправляя стрелы на путь смерти ненавистных врагов. Уже окровавленные пальцы не гнулись, а силы оставляли их. Даже на глоток родниковой воды или оглянуться не было мгновения. И только по свисту тетивы каждый знал, что он еще не один. Стрелы заканчивались, а волна врагов становилась все ближе и ближе.

 

Каленые наконечники монгольских стрел пронзили сестер-близнецов одновременно. Их единый последний вздох слился с порывом ветра, потрясшим тисовую рощу. Мать обняла своих дочерей и благословила их в последний путь. Мощное монгольское копье с конским волосом на древке пронзило ее тело и она ушла в другой мир вместе с детьми.

 

Окаменевшее лицо Киу смотрело на приближающихся торжествующих ненавистных врагов. Из всего оружия у него остались только руки. И он обхватил этими руками свою мать и сестер и поднял высоко вверх, над деревьями, чтобы враги увидели их и решили, что защитники Острова живы и непобедимы.

 

И встали онемевшие враги, наткнувшись на невидимую и непреодолимую преграду. А те, кто увидел это, не выдержали и в ужасе повернули вспять к берегу, скользя на бесчисленных трупах людей и лошадей. Они боялись оглянуться и увидеть, как в ослепительных лучах солнца Остров укрылся туманом и исчез.

 

 …. Прошло очень много веков. И никто не может объяснить, как в центре Острова появилась эта странная группа деревьев. Мощная, в два обхвата, липа тянется далеко вдоль земли, а от нее отходят вертикально вверх еще пять одинаковых стволов. Они возвышаются даже над самыми высокими деревьями Острова. И они не падают на землю, потому что рядом растет тис, одна из сильных ветвей которого поддерживает липу снизу. Торжественно и величаво они все вместе встречают каждый день восход солнца над Островом. Остров, который они любили и отстояли и на который так и не ступила нога неприятеля. Как Памятник Последней Битвы Великой Империи Чжурчженей.